Что погубило царскую Россию? - Электронный журнал «Женщина Москва»

Георгий Колосов «Дым времени» Мы переживаем сейчас период безвременья. Причем это, видимо, относится не только к России, но и ко всему остальному миру. Могут быть абсолютно пустые, бессодержательные десять лет, и тогда они промелькнут буквально в одно мгновение. Они будут точно вычеркнуты из существования. Но те же самые десять лет могут быть заполнены колоссальной работой, они могут быть образованы деятельностью, структурирующей пространство личного бытия, и вот тогда это уже будет не пустота, не растительное существование, это будет уже целая жизнь.

Андрей Столяров, писатель

Больше 1000 идей для Дома и дизайна интерьера своими руками Опыт отечественный и зарубежный. Мы собирали их для вас более 10 лет.

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:


Система Orphus


Что погубило царскую Россию?

Февраль был элитарным дворцовым переворотом с революционными последствиями. Февральско-мартовский переворот свершил не народ, хотя заговорщики и использовали именно народное недовольство и по возможности усиливали его всеми имеющимися средствами. При этом сами заговорщики-февралисты явно не ожидали, что их действия уже в недалеком будущем приведут к столь разрушительным последствиям.

Что погубило царскую Россию?

Февралисты — представители социальной верхушки Российской империи (великие князья, аристократы, генералитет, финансово-промышленная элита, политические деятели, депутаты и т. д.), считали, что уничтожения самодержавия позволит им сделать Россию конституционной монархией или республикой, по образцу любимым ими Англии и Франции. По сути, это был прозападный, масонский заговор, так как февралисты считали идеалом западный мир. А царь — наследие древних времен, своей священной фигурой, мешал им взять всю полноту власти в свои руки.

Схожий элитарный заговор уже был в России XIX века, когда мятеж подняли декабристы — представители русской аристократии, соблазненные западными идеями «свободы, равенства и братства». Однако в 1825 году большая часть элиты Российской империи не поддержала восстания, армия была опорой империи, да и царь Николай Павлович с его соратниками проявил волю и решительность, не побоялся пролить кровь заговорщиков. В феврале 1917 году ситуация изменилась — большая часть «элиты» предала царский престол, включая высший генералитет, кадровая армия истекла кровью на полях сражений Первой мировой войны, да и царь был другим, он не смог пойти против представителей верхушки империи (по принципу «и один в поле воин»).

В целом революция 1917 года (смута) была закономерным явлением. Русская цивилизация в период правления Романовых переживала глубокий социальный кризис. Романовы и «элита» империи, в целом стремившаяся жить по западным стандартам и паразитировавшая на основной массе населения, не стремилась преобразовать общество в России в «царствие Божие», в котором царит этика совести и нет паразитизма на труде и жизни людей. Однако код-матрица русской цивилизации и народа не подчиняется такому произволу и рано или поздно отвечает на социальную несправедливость смутой, через которую может произойти обновление общества и появление более справедливого строя, отвечающего чаяниям большинства народа.

Среди основных противоречий, которые раздирали империю Романовых, можно выделить несколько основных. При Романовых Россия частично утратила духовный стержень православия («славия Прави»), соединения древних традиций ведической Руси и христианства (Благой Вести Иисуса). Официальная никонианская церковь, созданная после информационной диверсии с Запада, раздавила «живую веру» Сергия Радонежского. Православие превратилось в формальность, суть заманила форма, веру — пустые обряды. Церковь стала департаментом бюрократического, государственного аппарата. Началась падение духовности народа, падение авторитета духовенства. Простой народ стал презирать попов. Официальное, никонианское православие мельчает, теряет связь с Богом, становится видимостью. В финале мы увидим взорванные храмы и монастыри, и при полном равнодушии народных масс. При этом наиболее здоровая часть русского народа — староверы, перейдут в оппозицию государству Романовых. Староверы сохранят чистоту, трезвость, высокую мораль и духовность. Официальные власти долго преследовали староверов, настроили их против государства. В условиях, когда их два века преследовали, староверы выдержали, отступили в глухие области страны и создали свой хозяйственный, культурный уклад, свою Россию. В результате староверы станут одним из революционных отрядов, которые разрушит Российскую империю. Капиталы староверов промышленников и банкиров (которые столетиями честно трудились, накапливая национальный капитал) будут работать на революцию.

Таким образом, царская Россия утратила один из главных столпов русской державы — духовность. Формальная церковь во время революции не только не стала поддержать царя, более того, церковники практически сразу стали прославлять в молитвах Временное правительство. Как итог духовной деградации церкви — тотальное разрушение церковного мира, множество жертв. А в настоящее время церковники требуют у народа покаяния, участвуют в создании мифа о «прекрасной царской России», «ужасных большевиках», которые разрушили «старую Россию» и постепенно отхватывают кусок за куском собственность и имущество (пример, Исаакиевский собор в Петербурге), формируя отдельный класс «господ» и крупных собственников.

Стоит отметить, что в РФ образца конца XX — XXI века, происходит то же самое. Строят множество новых храмов, церквей, монастырских комплексов, мечетей, происходит быстрая архаизация общества, но в реальности в нравственном отношении граждане России стоят ниже, чем советские люде времен 1940-1960-х годов. Духовность видимым богатством и блеском церкви нельзя поднять. Нынешняя церковь опутана западной (материалистической) идеологией «золотого тельца», поэтому настоящих христиан в России всего несколько процентов, остальные только делают вид, соблюдают формальность, чтобы «быть как все». Раньше, в позднем СССР, также формально были комсомольцами и коммунистами, чтобы получить «путевку в жизнь» и т. д. Теперь «перекрасились» и стали «истовыми христианами».

Второй крупнейшей концептуальной ошибкой Романовых был раскол народа, попытка сделать из России периферийную часть западного мира, европейской цивилизации, перекодировать русскую цивилизацию. При Романовых произошла западнизация (вестернизация) социальной верхушки России. Наиболее ориентированные на народ цари — Павел, Николай I, Александр III, пытались противостоять этому процессу, но особого успеха не достигли. Западнизированная «элита» России, пытаясь модернизировать Россию на западный манер, сама убила «историческую Россию». В 1825 году Николай смог подавить мятеж декабристов-западников. В 1917 году февралисты-западник взяли реванш, смогли сокрушить самодержавие, и одновременно сами убили режим, при котором они процветали.

Царь Пётр Алексеевич не был первым западником в России. Поворот Руси к Западу начался ещё при Борисе Годунове (отдельные проявления были и при последних Рюриковичах) и первых Романовых. При царевне Софье и её фаворите Василии Голицыне проект западнизации России вполне оформился и развивался и без Петра. Однако вышло так, что именно при Петре вестернизация стала необратимой. Не зря в народе считали, что царя во время путешествия на Запад подменили и называли «антихристом». Пётр совершил в России настоящую культурную революцию. Смысл был не бритье бород бояр, не в западной одежде и нравах, не в ассамблеях. А в насаждении европейской культуры. Весь народ перекодировать было нельзя. Поэтому вестернизировали верхушку — аристократию и дворянство. Ради этого было уничтожено церковное самоуправление, чтобы церковь не могла оказать сопротивление этим порядкам. Церковь стала департаментом государства, частью аппарата контроля и наказания. Петербург с западной архитектурой, полной скрытых символов, стал столицей новой России. Пётр считал, что Россия отстала от Западной Европы, поэтому необходимо вывести её на «правильную дорогу», модернизировать на западный лад. А для этого стать частью западного мира, европейской цивилизации. Это мнение — об «отсталости России», станет основой философии многих поколений западников и либералов, вплоть до нашего времени. Русской цивилизации и народу придётся заплатить за это очень дорогую цену. В итоге в XVIII столетии оформилось разделение населения России на прозападную элиту и остальной народ, закрепощённый крестьянский мир.

Таким образом, у Российской империи был врождённый порок — разделение народа на две части: искусственно выведенную немецко-франко-англоязычную «элиту», дворян-«европейцев», оторванных от родной культуры, языка и народа в целом; на огромную в основном подневольную массу, которая продолжала жить общинным укладом и сохранила основы русской культуры. Хотя можно выделить и третью часть — мир староверов. В XVIII столетии это разделение достигло высшей стадии, когда огромную крестьянскую массу (подавляющее большинство населения империи Романовых) полностью закабалили, закрепостили. По сути, «европейцы»-дворяне создали внутреннюю колонию, они стали паразитировать на народе. При этом они получили свободу от своей главой повинности — служить и защищать страну. Раньше существование дворянства было оправдано необходимость защищать Родину. Они были военно-элитарным сословием, которое служило до смерти или утраты дееспособности. Теперь их освободили от этой обязанности, они могли всю жизнь существовать как социальные паразиты.

Народ ответил на эту вселенскую несправедливость крестьянской войной (восстание Е. Пугачева), которая чуть было не переросла в новую смуту. В первой половине XIX столетия крепостническая удавка была в значительной мере ослаблена. Однако крестьяне помнили об этой несправедливости, в том числе и о земельной проблеме. В 1861 году царь Александр II объявил об «освобождении», а по сути, произошло освобождение в виде ограбления народа, так как у крестьян урезали земельные наделы, да ещё и заставили платить выкупные платежи. Столыпинская реформа также не решила земельный вопрос. В империи по-прежнему существовало разделение на «нацию» господ» и народ -«туземцев», которых всячески эксплуатировали, чтобы процветало несколько процентов населения, которые могли содержать слуг, имения, роскошно жить годами и десятилетиями во Франции, Италии или Германии. Не удивительно, что после Февраля 1917 года фактически началась новая крестьянская война, запылали поместья, начался «черный передел» земли. Крестьяне мстили за вековое унижение и несправедливость. Крестьяне были ни за красных, ни за белых, они воевали за себя. Крестьянское движение в тылу стало одной из причин поражения Белого движения. А красные с огромным трудом потушили этот пожар, который мог уничтожить всю Россию.

Из этих двух основ (деградация духовного стержня и вестернизация элиты, искусственное разделение народа) произошли и другие проблемы Российской империи. Так, несмотря на блестящие подвиги русских полководцев, флотоводцев, солдат и матросов, внешняя политика Российской империи была во многом несамостоятельной и в ряде войн русская армия выступила как «пушечное мясо» наших западных «партнеров». В частности, участие России в Семилетней войне (десятки тысяч погибших и раненых солдат, затраты времени и материальных ресурсов) завершилось ничем. Блестящие плоды побед русской армии, включая уже присоединенный к Российской империи Кёнигсберг, пошли впустую. В дальнейшем Россия ввязалась в бессмысленное и крайне затратное противостояние с Францией. Зато крайне выгодное для Вены, Берлина и Лондона. Павел I понял, что Россию втягивают в ловушку и попытался из неё выйти, но его на золото Британии убили российские аристократы-западники. Император Александр I и его прозападное окружение, при полной поддержке Англии и Австрии, втянули Россию в длительное противостояние с Францией (участие в четырех войнах с Францией), которое завершилось гибелью десятков тысяч русских людей и сожжением Москвы. Затем Россия, вместо того, чтобы оставить ослабленную Францию, как противовес Англии, Австрии и Пруссии, освободила от Наполеона Европу и саму Францию. Понятно, что вскоре о подвигах русских забыли и Россию стали называть «жандармом Европы».

Таким образом, Петербург всё основное внимание и ресурсы сосредотачивал на европейских делах. С минимальным результатом, но огромными затратами, часто бесцельными и бессмысленными. После присоединения западнорусских земель в ходе разделов Речи Посполитой, у России не осталось крупных национальных задач в Европе. Необходимо было одним ударом решить проблему проливов (Босфор и Дарданеллы), сосредоточиться на Кавказе, Туркестане (Средней Азии) с выходом русского влияния в Персию и Индию, на Востоке. Необходимо было развивать собственные территории — Север, Сибирь, Дальний Восток и Русскую Америку. Россия могла на Востоке оказать решающее влияние на китайскую, корейскую и японскую цивилизации, занять доминирующие позиции на Тихом океане (была возможность присоединить Калифорнию, Гавайи и др. земли). Имелась возможность начать «русскую глобализацию», строить свой мировой порядок. Однако время и возможности были утрачены в бессмысленных для русского народа войнах в Европе. Более того, Россия благодаря прозападной партии в Петербурге потеряла Русскую Америку и потенциал дальнейшего освоения северной части Тихоокеанского региона с Гавайскими островами и Калифорнией (форт Росс).

В экономической области Россия превращалась в ресурсно-сырьевой придаток Запада. В мировой экономике Россия была сырьевой периферией. Петербург добился встраивания России в формирующуюся мировую систему, но в качестве культурной и сырьевой, технически отсталой периферийной державы, хоть и являющейся военным гигантом. Россия была для Запада поставщиком дешевого сырья и продовольствия. Россия XVIII столетия была для Запада крупнейшим поставщиком сельскохозяйственных товаров, сырья и полуфабрикатов. Как только в XIX веке царь Николай начал политику протекционизма, британцы тут же организовали Восточную (Крымскую) войну. И после поражения правительство Александра II сразу смягчило таможенные барьеры для Англии.

Таким образом, Россия гнала на Запад сырьё, а полученные деньги помещики, аристократы и купчики тратили не на развитие отечественной промышленности, а на сверхпотребление, покупку западных товаров, роскошь и заграничные развлечения («новые русские господа» образца 1990-2000 гг. всё это повторили). Россия была поставщиком дешевых ресурсов и потребителем дорогой европейской продукции, особенно предметов роскоши. Полученные доходы от продажи сырья не шли на развитие. Русские «европейцы» занимались сверхпотреблением. Петербургский высший свет затмил все европейские дворы. Русские аристократы и купцы жили в Париже, Баден-Бадене, Ницце, Риме, Венеции, Берлине и Лондоне больше чем в России. Они считали себя европейцами. Основным языком для них был французский, а затем английский. У англичан, а затем и французов, брались и кредиты. Не удивительно, что русские стали «пушечным мясом» Англии в борьбе с империей Наполеона за мировое господство (схватка внутри западного проекта). Тогда родился важнейший принцип британской политики: «Воевать за интересы Британии до последнего русского». Так длилось до вступления в Первую мировую войну, когда русские воевали с германцами во имя стратегических интересов Англии и Франции.

Серьёзные противоречия также были в национальном, земельном и рабочем вопросах. В частности, Петербург не смог наладить нормальную русификацию национальных окраин. Некоторые территории (Царство Польское, Финляндия) получили привилегии и права, которые не имел государствообразующий, несущий бремя империи русский народ. В итоге поляки дважды восстали (1830 и 1863 гг.), стали одним из революционных отрядов в империи. Во время Первой мировой войны поляков стали использовать Австро-Венгрия и Германия, создавшие русофобское «Королевство Польское», затем эстафету подхватили Англия и Франция, которые поддерживали Вторую Речь Посполитую против Советской России. Затем «польская гиена» стала одним из зачинщиков начала Второй мировой войны. Благодаря отсутствию разумной политики в национальной области Финляндия стала базой и плацдармом революционеров. А после развала империи русофобским, нацистско-фашистким государством, которое собиралось создать «Великую Финляндию за счёт русских земель. Петербург не смог в нужное время уничтожить польское влияние в западнорусских землях. Не провёл русификацию Малой России, уничтожая следы польского владычества, ростки идеологии украинства. Всё это очень ярко проявилось в ходе Революции и Гражданской войны.

Первая мировая война дестабилизировала Российскую империю, подорвала старый порядок. Многочисленные противоречия, которые копились столетиями, прорвались наружу и переросли в полноценную революционную ситуацию. Не зря самые разумные люди империи — Столыпин, Дурново, Вандам (Едрихин), Распутин до последнего пытались предостеречь царя и избежать вступления России в войну с Германией. Они понимали, что большая война прорвёт те «заслоны», которые ещё прикрывают слабые места империи, её коренные противоречия. Понимали, что в случае неудачи в войне революции не избежать. Однако к ним не прислушались. А Столыпина и Распутина устранили. Россия вступила в войну с Германией, с которой у неё не было коренных противоречий (как ранее с Францией Наполеона), защищая интересы Британии и Франции.

Осенью 1916 года в столице России начались во многом стихийные волнения. А часть «элиты» Российской империи (великие князья, аристократы, генералы, думские деятели, банкиры и промышленники) в это время плели заговор, направленный против императора Николая II и самодержавного строя. Хозяева Британии и Франции, которые легко могли предотвратить этот заговор, дать указание российским масонам не мешать царскому режиму выиграть войну, не стали этого делать. Наоборот, хозяева Запада, которые обрекли на разрушение Германскую, Австро-Венгерскую и Османскую империю, приговорили и царскую Россию. Они поддержали «пятую колонну» в России. Очень показательно, что когда в британском парламенте стало известно об отречении русского царя, о свержении самодержавия в России, глава правительства Ллойд Джордж «союзного государства, сказал: «Достигнута одна из целей войны». Хозяева Лондона, Парижа и Вашингтона хотели одним ударом не только убрать германского конкурента (внутри западного проекта), но решить «русский вопрос», им необходимы были ресурсы России для строительства нового мирового порядка.

Таким образом, хозяева Запада одним ударом — разрушая царскую Россию, решали сразу несколько стратегических задач: 1) их не устраивала возможность того, что Россия могла выйти из войны, заключив сепаратное соглашение с Германией и получить шанс на коренную модернизацию империи (на волне победы), в союзе с германцами, которые нуждались в ресурсах России; 2) их не устраивала и возможность победы России в составе Антанты, тогда Петербург получал проливы Босфор и Дарданеллы, расширял свою сферу влияния в Европе и также мог продлить существование империи, решиться на коренную модернизацию здания «Белой империи»; 3) решали "русский вопрос" — русский суперэтнос был носителем справедливой модели мирового порядка, альтернативной рабовладельческой западной модели; 4) поддерживали становление откровенного прозападного буржуазного правительства в России и ставили под контроль огромные ресурсы России, которые были необходимы для строительства нового мирового порядка (глобальной рабовладельческой цивилизации).

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр

Сохранить в закладки: google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru wong.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.
Наверх