«Как поживаете?» - «По-Станиславскому: «Не верю!» - Электронный журнал «Женщина Москва»

Сергей Селихов «Петербург. Сфинкс у Академии художеств» Москвич, приезжая в Петербург, становится еще больше москвичом; с петербуржцами в Москве то же. Попробовал иначе – принять, понять. И каждый фасад дома, очередной мостик через очередной канал, разговоры с людьми стали прикосновением к душе города. Я тоже живу где-то здесь, на Садовой или на Гороховой. Как много радости, как много боли!..

Сергей Селихов

Больше 1000 идей для Дома и дизайна интерьера своими руками Опыт отечественный и зарубежный. Мы собирали их для вас более 10 лет.

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:



Enter your email address:

Delivered by FeedBurner






Если сайт вам интересен, пожалуйста, ответьте на короткую анкету.


Система Orphus


«Как поживаете?» - «По-Станиславскому: «Не верю!»

23.11.2012 15:25:00 
Помните? Читали? Ну, слышали-то точно знаменитое «Не верю!» - фразу из мира кино и театра,  произнесённую однажды К. С. Станиславским в качестве режиссёрского приёма, и навсегда ставшую легендарной, даже в быту.

Я, как член общества, ежедневно общаюсь в разных его кругах. С коллегами, медицинскими и торговыми работниками, жилкомсервисом, трамвайными и «метрошными» попутчиками  - по необходимости, с кошатниками и собачниками, детьми, а также с некоторыми их родителями, с садоводами-любителями - с удовольствием. Членов правительства в моём кругу нет.

И что я слышу в последнее время?

- Не верю, - говорит первый человек из моего круга (Чимк), - что собак травят из-за того, что они гадят везде. Они их травят, чтобы шавермщики, которые собачье мясо используют, нас травили, чтобы мы померли все, а вся Россия им бы досталась.
- Не верю, - говорит второй Чимк, - что так уж нам нужна рабочая помощь извне. - Это специально их всех сюда запускают, чтобы здесь под контролем держать, чтобы они там разжижились и не смогли ничего сообща придумать и навредить нам.
- Не верю, - говорит третий Чимк, - что у нас поддерживают рождаемость. У нас её задерживают любыми способами: то очередь в сад устроят лет на пять, то в школу не попасть, в какую хочешь, то лекарства выпускают такие, что дети от них глохнут. А пособия! Смех сквозь слёзы.
- Не верю, - говорит четвёртый Чимк, - что берегут нас зимой от гололёда. Понятно же, что от слов лёд не тает и снег не убирается. Специально делают, чтобы люди бились, потому как лечиться дорого, не все смогут, так что опять-таки здоровых будет меньше. Не нужны мы государству здоровые, если вообще нужны.
- Не верю, - говорит пятый Чимк, - что культурные связи у нас развиваются со всем миром. Кто с нами сейчас будет развиваться, если мы свои культурные ценности не ценим. Продаём, вывозим, уничтожаем... Молодёжь даже русский язык не учит. Как в кино на блатном жаргоне говорят, так они и думают, что это великий и могучий русский язык.
- Не верю, - говорит шестой Чимк, - что наше государство правовое. Какое же оно правовое, если мы - главные его составляющие - самые бесправные на сегодняшний день. И закон у нас, как в поговорке: "закон, что дышло - куда повернёшь, туда и вышло".
- Не верю, - говорит седьмой Чимк, - что у нас заботятся об инвалидах. – В моём микрорайоне ни в одном доме нет железных полозьев на ступеньках к двери парадной. Как спустить или поднять коляску с инвалидом хрупкому человеку? Как? Правильно, никак. Сиди дома, инвалид. Я уж не говорю о высоте ступеней наземного транспорта. Не только инвалид, пожилой человек еле залезает.
«Не верю» - слишком часто говорят вокруг. Грустнее всего было услышать: «Не верю, что мы можем что-то изменить в нашей жизни».
Но, может быть, так только говорят, а в душе всё же надеются на лучшее. Иначе как объяснить, что другие Чимки верят и стараются сделать что-то хорошее и полезное вокруг себя, и своим, пусть маленьким, участием разуверить тех, других, кто видит нашу жизнь только в мрачном свете.

Петербург – город настроений. Сегодня их столько, что иногда не чувствуешь своего, попадая под влияние чужого. Трудно удержать в течение дня своё хорошее настроение, когда рядом шепчутся семеро Чимков. Только поддаваться им нельзя!
Сказано ведь, что уныние – грех. За ним стоит отчаяние. И тут же отказ человека верить в себя, свои силы и в то, что от наших действий действительно зависит многое.

Не стоит грешить на родной земле.

Автор: Татьяна Зимбули (Санкт-Петербург) 
Источник: Электронный журнал "Женщина Москва"


Сохранить в закладки: google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru wong.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru




Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.


загрузка...


Наверх