Интервью с Натальей Молибога - Электронный журнал «Женщина Москва»

«Покровский храм Марфо-Мариинской обители» Когда я зашел с Большой Ордынки на территорию Марфо-Мариинской обители то почувствовал, что нигде и никогда мне не было так гармонично, так светло… Мои сомнения здесь приобретают истинный ничтожный масштаб, надежды на лучшее крепнут. На этом совсем небольшом участке земли каждый день происходят события, жизненно важные для каждого русского человека, для каждого, кто предан русской культуре… Об этом редакция журнала и будет рассказывать в разделе «Возрождение Марфо-Мариинской обители милосердия».

Сергей Селихов

Больше 1000 идей для Дома и дизайна интерьера своими руками Опыт отечественный и зарубежный. Мы собирали их для вас более 10 лет.

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:


Система Orphus


Интервью с Натальей Молибога

16.10.2007

Настоятельница Марфо-Мариинской обители Наталья Молибога
Настоятельница Марфо-Мариинской обители Наталья Молибога

(кликните на фотографию, чтобы увеличить ее)

Наталья Молибога: «Все, что происходит с Обителью, - это чудо, которое свершается с Божией помощью»

Марфо-Мариинская Обитель милосердия - уникальное благотворительное и социальное учреждение, являющееся Подворьем Его Святейшества.

Обитель была создана 23 февраля в 1909 году преподобномученицей Великой Княгиней Елизаветой Федоровной Романовой (сестрой императрицы Александры Федоровны Романовой), которая возвела ее на собственные средства.

В Марфо-Мариинской Обители действовали два храма: Покровский собор, построенный по проекту архитектора А.В.Щусева, с росписями М.В.Нестерова и П.Д.Корина, и домовая церковь во имя святых Марфы и Марии. После революции Великая Княгиня Елизавета Федоровна отказалась покинуть Россию, была арестована и в 1918 году приняла мученическую смерть. В 1926 году сестры Обители были распущены, часть из них попала в сталинские лагеря, куда был отправлен и духовник Обители – протоиерей Митрофан Серебрянский. Обитель перестала существовать.

После многих лет забвения начинается возрождение исторического облика Марфо-Мариинской Обители, и она вновь становится центром милосердия. В 2009 году Обитель отметит 100-летие. О том, как идет реконструкция и возрождение Обители, кто ей помогает, какие проблемы еще предстоит решить, рассказывает настоятельница Обители Наталья Молибога.

- Наталья Анатольевна, что подвигло Великую княгиню Елизавету Федоровну к созданию Обители? Как реализовывалась подвижническая идея?

- Трагическая смерть Великого Князя, генерал-губернатора Москвы и супруга Елизаветы Федоровны, Сергея Александровича послужила нравственным толчком для создания Обители. После трагедии Елизавета Федоровна оставила светскую жизнь и на собственные средства купила в Москве участок земли на Большой Ордынке. Это произошло в 1907 году. В феврале 1909 года Елизавета Федоровна сняла траур, который она носила со дня смерти мужа, и облачилась в белое одеяние сестры милосердия. В одном из писем она писала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих». А в апреле 1910 года епископ Трифон (Туркестанов) посвятил 17 сестер Обители, во главе с Елизаветой Федоровной, в крестовые сестры. Вся последующая ее жизнь была посвящена милосердию. Свое счастье и призвание она видела в служении бедным людям, которых в те годы было очень много.

На Большой Ордынке были приобретены 4 здания и чудесный сад, затем построен Покровский Храм, один из красивейших в Москве. В 2012 году ему исполнится только 100 лет, но по своей мощи и красоте он, несомненно, выделяется среди многих других. Он необычен по своей архитектуре, построен по проекту архитектора Щусева, а роспись храма принадлежит кисти великого художника Михаила Нестерова. Фрески и иконостас расписаны им, а нижний храм – его учеником, Павлом Кориным. По словам Нестерова, «Храм Покрова—лучший из современных сооружений Москвы, могущий при иных условиях иметь, помимо прямого назначения для прихода, назначение художественно-воспитательное для всей Москвы». Храм, как снаружи, так и внутри, поражает скромностью: никаких бросающихся в глаза излишеств! Над центральной частью храма возвышается одна большая глава, две меньших главы — над звонницами и малая глава — рядом с большой, над ризницей. Храм по своей архитектонике необыкновенен. Чувствуются величие и простор, а фрески Нестерова делают его непохожим на другие. Огромные фигуры святых и страждущих как бы склоняются к тебе, и кажется, что они живые... Художник вложил свою душу в роспись храма. Фрески, слава Богу, уцелели, и сейчас приглашен один из лучших реставраторов – Владимир Филатов, который будет руководить реставрацией фресок и икон Храма. Уцелел и иконостас, за исключением одной иконы – Покрова Божьей Матери.

- Какие здания находились на территории Марфо-Мариинской Обители до революции?

- После сооружения Покровского Храма было построено общежитие для сестер милосердия. Потом появились часовенки – в саду, для отпевания покойников, и у входа - сторожка и часовня. Последняя открылась недавно, когда снесли временные постройки реставрационных мастерских Грабаря. Внутри они часовни красивы, сохранились даже двери с уникальной резьбой, которые, к сожалению, предстоит не реставрировать, а воссоздавать заново из-за ветхости.

Первой на территории Марфо-Мариинской Обители стала действовать церковь Марфы и Марии. Она занимала и сейчас занимает четвертое строение, где до революции был лазарет, а часть здания была переоборудована под Храм. Двери специально открывались настежь, и службу было слышно тем, кто не мог встать с постели из-за болезни. А те, кто мог ходить, попадали в церковь по переходу.

- Какие благотворительные учреждения были созданы в Марфо-Мариинской Обители?

- Сергей Александрович оказал огромное влияние на духовное становление Елизаветы Федоровны, привел ее к православию, к пониманию смысла собственной жизни. Еще до брака с Елизаветой Федоровной Великий Князь занимался благотворительностью. Ими совместно были созданы Общество трезвости, несколько приютов, Сестричество, Музей искусств и Палестинское общество. На территории Марфо-Мариинской Обители действовали больница для чахоточных женщин, амбулатория, приют для девочек, аптека и другие благотворительные учреждения. Работали бесплатная столовая для бедных, воскресная школа, прибежище для обездоленных. Елизавета Федоровна помогала очень многим и никому не отказывала в помощи. В годы расцвета (1914-1917) в Обители трудились более 150 сестер милосердия. Следуя уставу, утвержденному Начальницей Обители Великой Княгиней Елизаветой, сестры Обители выполняли церковные послушания. Наряду с работой в больницах и амбулаториях, медицинские сестры помогали нуждающимся на дому. Кроме того, они выполняли работу по хозяйству и по уходу за детьми, часто выполняя домашнюю работу вместо больного члена семьи.

Сейчас, к сожалению, сестер у нас немного, идет реконструкция и реставрация Обители, поэтому сестрам пока просто негде жить. Сегодня, конечно, не лучшие времена у нас, и просто нет места, куда бы могли приходить люди, чтобы здесь жить и помогать нуждающимся. Но мы верим, что Марфо-Мариинская Обитель возродится к жизни и будет, как и раньше, оказывать помощь нуждающимся и страждущим…

- Что произошло с Марфо-Мариинской Обителью после революции?

- Обитель существовала до 1926 года. До этого времени сестры продолжали свою бескорыстную работу, которую они выполняли при Великой Матушке, в храмах еще проходили службы. После закрытия Обители Покровский храм еще два года оставался приходским храмом, но потом в нём устроили клуб. Фактически в течение 80 лет здесь не проходило служб. У нас в архиве есть фотография, на которой видно, что на алтаре, на месте престола, стояла огромная статуя Сталина. Жуткое зрелище. В послевоенные годы в Покровском Храме и в близлежащих зданиях находились реставрационные мастерские Игоря Грабаря. В остальных строениях располагалась городская поликлиника. Может быть, поэтому Господь и сохранил Обитель, и она уцелела?.. Сейчас идет реставрация покоев Елизаветы Федоровны. Там, конечно, все было переделано и перестроено. Но мы начали работать с известной реставрационной фирмой «Экобал», специалисты которой работают очень осторожно и бережно, за что им большое спасибо. Они открыли проемы, которые раньше были заложены, и мы увидели изумительную анфиладу комнат, удивительные росписи, потолочную лепнину. Все это прежде было скрыто под несколькими слоями штукатурки и краски. Были построены новые лестницы, которых раньше не было, и облик строения изменился до неузнаваемости. Сейчас все внутреннее убранство помещений воссоздается в том виде, как и было изначально при Елизавете Федоровне.

Когда закрыли Обитель, а сестер распустили, то духовника протоиерея Митрофана, начальницу Обители Валентину Гордееву, монахинь Любовь, Надежду и еще нескольких сестер отправили в сталинские лагеря. В 1938 году сестра Обители Евдокия приняла мученическую кончину на полигоне в Бутово. А отец Митрофан во время гонений принял постриг с именем Сергий. Умер он в 1948 году, был похоронен в деревне Владычня Тверской области, там сейчас находится скит Обители.

- Сколько сестер милосердия трудятся сейчас в Обители?

- Самих сестер сейчас осталось 7 человек. Кроме них на территории Обители проживают 9 учащихся православного медицинского Свято-Димитриевского училища. Еще мы оказываем помощь в образовании 25 девочкам, которые учатся в государственном медицинском колледже. В этом году у нас уже 12 выпускниц. Как раз вчера по этому поводу отслужили благодарственный молебен. Потом девочки порадовали нас своим выступлением - замечательной сценкой на медицинскую тематику, ещё представили былину на тему их жизни в Обители. Было весело, мы все вместе, включая строителей, которые трудятся над восстановлением Обители, искренне радовались. Все девочки очень хорошие и талантливые. Они и поют, и на гитаре играют, и стихи читают. После училища девочки пойдут работать, а некоторые собираются учиться дальше - в медицинском институте. Кто-то вернется домой, все по-разному. Девочки из разных мест, кто из Башкирии, кто из Мордовии. Живут они в общежитии. Но в следующем году мы постараемся переселить их в Обитель. Сейчас они вроде как необительские, поэтому у них нет этого особого духа, который есть у всех обительских сестер. Для тех же, кто живет у нас, Обитель – это как семья. Девочки скромные, трудолюбивые, помогают в патронаже, ухаживают за тяжелобольными. Исполняют послушания, помогают готовить, мыть посуду на кухне, убирают территорию. А по выходным навещают пожилых, немощных людей. Вечером правило, они обязательно должны на нем присутствовать и утром тоже правило - перед тем, как они идут на учебу.

- В чем заключается патронаж на дому?

Патронаж на дому – это посещение одиноких и одинокопроживающих престарелых и тяжелобольных людей, уход за ними. Это и помощь по хозяйству - кому продукты надо принести, кому помочь убрать квартиру или постирать, утешить, поговорить, пригласить священника причастить. Наши сестры делают все. К сожалению, мы можем помочь лишь немногим нуждающимся, потому что те несколько сестер, которые трудятся в Обители, постоянно заняты и работают не покладая рук. Но их так мало... Их труд настолько востребован, что нам ежедневно звонят с просьбами о помощи. Людям необходима помощь именно православной сестры милосердия, потому что между человеком, который приходит за деньги, и сестрой, искренне участвующей и понимающей, существует большая разница. У нас есть удивительный человек, ему 47 лет, из них он 26 лет лежит прикованный к постели, после ранений, которые он получил, когда служил в армии. И у него 76-летняя мама, перенесшая инсульт. Они живут вдвоем в однокомнатной квартире, ухаживать за ними некому, потому что это очень тяжело. Все от них отказались. А ведь у таких больных могут быть пролежни, у них нет возможности самостоятельно соблюдать гигиену… Но девочки ходят, навещают, ухаживают за немощными. Мы возили им на дом Чудотворную икону «Споручница Грешных». Как они радовались, как были нам благодарны…

- Кто сейчас помогает возрождению Марфо-Мариинской Обители?

- Помогают многие, но, в первую очередь, молитвенную поддержку и помощь оказывает Святейшеий Патриарх. Он возглавляет Попечительский совет, который руководит возрождением Марфо-Мариинской обители. Огромную поддержку нам оказывает и мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков – сопредседатель Попечительского совета. Реконструкцией Покровского Храма занимается компания «Возрождение». Строители работают с утра и до вечера, качественно и с огромной отдачей. Большое им спасибо. Каждый день Покровский Храм преображается, каждый день, шаг за шагом, мы приближаемся к возрождению Храма. Вся команда мэра Москвы, в том числе и Владимир Иосифович Ресин, и Сергей Иванович Веселовский не оставляют без заботы и попечения все важные изменения, которые происходят в Марфо-Мариинской Обители и очень нам помогают. Обители передается здание попечителей, если, дай Бог, получится, там планируется создание православной гимназии, потому что это вопрос очень серьезный. Нашим девочкам надо где-то учиться. Возить их в православную гимназию – далеко и накладно. Полгода мы возили их каждый день, и очень большую помощь с транспортом нам оказывали и оказывают еще один сопредседатель Попечительского совета, глава ОАО «РЖД» Владимир Иванович Якунин и Фонд Андрея Первозванного, которым он руководит. Они активно поддерживают нас во всем - и в привлечении инвесторов, и в организации летнего отдыха для наших девочек, и в лечении детей в санатории.

Нам Бог послал в помощь замечательных людей. Вот только что, при вас, звонили из концерна «Росэнергоатом», который помогает нам в восстановлении здания приюта. Таких организаций и людей, на наше счастье, много. Без них мы просто не выживем. Раньше, например, мы оплачивали коммунальные платежи как юридическое лицо, как предприятие, поэтому тарифы были для нас непосильными, учитывая то, что мы живем на пожертвования. У нас накопились большие долги, и погасить их было просто нечем. А сейчас, слава Богу, нам помогли перейти на обычные тарифы для населения. И город, и люди во всем идут нам навстречу, помогают.

- Расширятся ли возможности приюта после его реконструкции?

- Да, конечно. Сейчас реставрируют корпус для приюта, и, даст Бог, на втором этаже будут неплохие условия для него. Проект разрабатывался так, чтобы на втором этаже расположить спальни девочек, а на первом - просторные классы для занятий хореографией, рисованием, рукоделием. У нас удивительно талантливые девочки. Хореографией с ними занимается бывшая балерина Большого театра. Вместе они поставили несколько сценок, с которыми девочки выступали перед ветеранами войны, в Центрах социального Обслуживания районов Якиманка, Замоскворечье, Выхино. Это было так трогательно! Также девочки занимаются живописью в школе акварели Сергея Андрияки. Несколько девочек занимаются музыкой. В июне все они отдыхали в детском лагере, а сейчас - в санатории. Наших воспитанниц так полюбили, что не хотели с ними расставаться.

Девочки в лагере так много рассказывали об Обители, о Елизавете Федоровне, что многие люди прониклись любовью к Великой Матушке.

- Какая помощь еще требуется обители? Ведь найдется немало людей, готовых протянуть вам руку помощи...

- Помощь нужна приюту. Нам нечем обставить комнаты для девочек. Хотелось бы устроить в приюте зимний сад, о котором они мечтают, обустроить зал для занятий хореографией и студию для рисования. Вот это, наверное, наши первоочередные потребности. Потому что уже к сентябрю наши воспитанницы вернутся в Обитель и возобновят учебу. Очень хочется, чтобы они почувствовали себя как дома. Если бы нашлись люди, которые хотят помочь нам в обустройстве приюта, мы были бы очень им признательны…

Есть у меня и еще одна просьба. Покровский Храм, который сейчас реставрируется, - это уникальный историко-архитектурный памятник. Он имел уникальную утварь, по своей ценности сравнимую только с утварью Кремля, так как это все принадлежало в свое время Елизавете Федоровне. То, что нам сейчас в восстановлении Покровского Храма помогает Правительство Москвы, это милость Божия. Позже появится потребность в наполнении Храма утварью, а у нас ничего нет. Мы были бы рады принять посильную помощь.

И самая большая просьба… Это святыни Марфо-Мариинской Обители, которые находятся на руках у людей, - все, что связано с Елизаветой Федоровной, отцом Митрофаном, сестрами. Мы были бы благодарны всем, кто примет решение вернуть бесценные реликвии в Обитель. Приятно, когда у вас в квартире стоит святыня. Но вы получите большую награду, если этой святыне смогут поклониться все почитающие Елизавету Федоровну. Дай Бог, чтобы люди откликнулись на нашу просьбу.

- До революции на территории Обители была больница и амбулатория, где больных консультировали многие медицинские светила того времени. Планируете ли Вы возродить благотворительные медицинские учреждения?

- Скорее всего, больницу мы не сможем организовать, а вот амбулаторию мы бы, конечно, хотели создать. Но здание, в котором раньше находилась амбулатория, пока нам не принадлежит. Там размещается клиника Святой Елизаветы.

- Насколько я знаю, вышло распоряжение Правительства Москвы о передаче всех без исключения зданий в ведение Обители?

- Да, это здание уже передано Обители, но ранее, при предыдущей настоятельнице, был оформлен охранно-арендный договор, потом договор субаренды, и было создано некоммерческое партнерство, в которое вошла прежняя начальница Марфо-Мариинской Обители как физическое лицо, а затем и сама Обитель. Партнерство было организовано совместно с представителями Торгово-промышленной палаты. А они организовали клинику, которая оказывает платные услуги сотрудникам ТПП. Это и есть клиника Святой Елизаветы. У богатых и сильных мира сего есть возможность получить медицинскую помощь в любом месте, так как у них есть для этого средства. И здание для этого можно построить или купить в любом другом месте, а не на территории Марфо-Мариинской Обители. Обитель же создавалась для помощи обездоленным и нищим. Сейчас у нас много бедных людей, бедных семей, много несчастных и «проблемных» детей. Нас пытались убедить, что клиника Святой Елизаветы оказывает помощь бездомным. Это ложь. В лучшем случае эту клинику посещают 7-10 человек в течение дня, а бездомных мы там вообще никогда не видели. Мы расторгли охранно-арендный договор, но клиника пока выезжать не собирается. Свое поведение они объясняют тем, что затратили много денег на оборудование. Помещение было отреставрировано и оборудовано в основном на деньги англичан. Существовует Общество друзей Марфо-Мариинской обители, так что даже сам принц Чарльз, родственник Елизаветы Федоровны, был заинтересован в её восстановлении. На эти цели направлялись большие деньги. Кроме того, были еще и частные пожертвования наших соотечественников. Вот на эти деньги и было восстановлено здание, которое мы пока не можем вернуть.

Юрий Михайлович Лужков однозначно заявил: клинике придется выезжать из здания, принадлежащего Марфо-Мариинской обители. И теперь основное требование руководства клиники Святой Елизаветы заключается в том, чтобы Правительство Москвы взамен нашего здания предоставило им другое помещение.

//Из распоряжения мэра г. Москвы Ю.М. Лужкова от 15 мая 2007 года N 903-РП В срок до 1 июля 2007 г. обеспечить вывод некоммерческого партнерства "Клиника Святой Елизаветы" с временным (до завершения строительства 2-й очереди Центра международной торговли) размещением на свободных от обязательств площадях, находящихся в собственности города Москвы//.

Что бы Вы хотели пожелать людям?

Научиться любить. В книге «Сподвижники Марфо-Мариинской Обители» написано, что есть обитель на земле и есть такая обитель на небесах, которая может вместить весь мир. Мне бы очень хотелось, чтобы наша обитель возродилась и чтобы сюда пришли сестры, которые будут помогать людям, нуждающимся в тепле, любви и доброте. Я думаю, такие люди есть. Все же, что сейчас происходит с обителью, это чудо. Чудо, которое происходит с Божией помощью.

Сергей Шпаков
Журнал «Истории милосердия»

Сохранить в закладки: google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru wong.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.
Наверх