Почему женщине, в отличие от мужчины, трудно раскрыть свой талант - Электронный журнал «Женщина Москва»
Георгий Колосов «Дым времени» Счастье – это не когда у вас хватило здоровья дожить до отставки въедливого научного оппонента или актера вашего амплуа, отбиравшего лучшие роли десятки лет. Счастье, когда вас это уже не тревожит. Вы поглощены своей темой, своими открытиями; собственные инсайты, словно рука помощи, протянутая Богом, влекут вас всё выше, где тайн Мироздания становится меньше, но новых неизвестных – всё больше...

Сергей Селихов

Больше 1000 идей для Дома и дизайна интерьера своими руками Опыт отечественный и зарубежный. Мы собирали их для вас более 10 лет.

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:


Система Orphus


Почему женщине, в отличие от мужчины, трудно раскрыть свой талант

Канал нашего журнала в Яндекс.Дзен и Instagram.

Содержание



Меня спросили:
- Как вы относитесь к мужчинам?
Не успел задуматься, как ответил:
- С уважением.
- О, это так много!
- Нет, это так мало, всего лишь с уважением. 
Они говорят мне слова о дружбе, взаимопомощи… 
и продолжают заниматься своими делами. 
А женщины включаются в мою жизнь 
и помогают, помогают и помогают!

Автор

Невнимательный читатель мыслит штампами — мгновенными готовыми чужими мнениями, с которыми он уже согласился в прошлом. Он почти утратил способность видеть мелкие, тем более мельчайшие, подробности явления. Он суетится и читает по диагонали, поэтому не успевает уловить разницу между сиюминутной новостью и текстом, способным изменить его жизнь.

У него уже готов ответ на утверждение автора, вынесенное в заголовок: «Давно выяснили, представители обоих полов талантливы одинаково. Просто женщине некогда проявлять свои способности, она занята детьми, работой, кухней. К тому же у нее объективно снижена в сравнении с мужчиной мотивация достижения — отсутствует панический мужской страх так ничего в жизни и не успеть. Женщина родила и воспитала ребенка, чем полностью оправдала для себя свое существование». И будет неправ!  

Для автора главная мотивация написания этого эссе изложена в конце текста. Именно поэтому он не будет рассуждать на банальную тему, кто умнее мужчина или женщина, а, — не побоюсь этого слова! — попробует найти выход из тупика цивилизации. Этот выход год от года все явственнее проявляется сам собой — женщины все больше вносят в мир свое понимание справедливости и гармонии. В помощь этому процессу я и предлагаю свои размышления.   

Итак, что же особенно мешает женщине проявить свои очевидные таланты? В результате нашего исследования — первого и не полного — выяснилось - это обширный и сложный комплекс причин.

Избегание конфликтов делает убеждения женщины и ее творчество аморфными 


Женщине свойственна меньшая конфликтность (категоричность), чем мужчине. Неопределенность позиции резко обесценивает ее талант. Ведь талант — это всегда субъективное твердое мнение Мастера — манифест. А женщине естественнее учесть общее мнение, подстроиться под него. 

Пример: мне присылают текст «лучшей писательницы современной России», но я не могу его читать дальше трех страниц — не достаточно художественно, эпитеты мимо, нет резкости, нет стержня, много общих мест — мысль размазана, мизансцены затянуты. 

Впрочем, и «лучшие» мужские тексты не вдохновляют. Жена  восхитилась «единственным современным писателем, которого обсуждали в программе «Игра в бисер»: «Я все его книги читала!» Хорошо, интересно – прочти что-нибудь. Открыла короткие зарисовки-воспоминания. Я был потрясен не сбывшимися ожиданиями и в подробностях рассказал о них жене. Она замолчала и ушла к кошке на второй этаж дома; там они о чем-то тихо, долго говорили…    

Почему я — мужчина — так резок? Мой заветный автор — Иван Бунин, т.е. высшее, как теперь очевидно, достижение русского художественного слова. Это он говорил, что для достижения максимального воздействия «читателя нужно бить по голове».

Для меня литература — это восторг; все чувства слабее — публицистика... Я прав? Для нашего времени — очевидно, нет. Но я готов сражаться за свои убеждения в одиночестве и полном окружении, ведь только так мужчина делает свою жизнь осмысленной и, как ему кажется, бессмертной. Его убеждения, его мысли, его деяния — это все, что останется от его личности на Земле. Нет убеждений — нет личности — нет жизни. Такова мужская логика. Слава — единственный бог Александра Македонского и Наполеона. 

Мужчина видит в сражении возможность испытать себя и стать больше мужчиной (человеком), достичь пика своих интеллектуальных (полководческих) способностей, что осуществимо только на войне. Женщина чувствует только убитых и раненых отцов, мужей, братьев и сыновей.  

Слава как сверхзадача

«При подготовке к нападению на первый город маллов (племя в Индии) прорицатель Демофонт объявляет Александру, что он подвергнется большой опасности во время осады из–за ранения. Александр упрекнул его за то, что он понижает боевой дух войск, и пошел на стены.
Александр первым входит в город и направляется к стенам цитадели.
Александр поднимается по лестнице, и сверху поражает врагов в цитадели.
Враги, вначале растерявшиcь, направляют на царя стрелы и копья. Македонцы несут две лестницы, чтобы помочь Александру, но лестницы ломаются.
Затем македонский государь оказывается один за стенами и, опираясь на дерево, умудряется противостоять натиску врагов.
Стрела попадает Александру в грудь, и он опускается на колено. Александру удается убить ударом меча инда, ранившего его.
Солдаты с внешней стороны стены мечутся в бессильной злобе, не имея возможности помочь царю. Они понимают - жить ему осталось несколько минут!
Певкеста, поднявшись по другой лестнице, приходит на помощь государю.
Другие македонцы, наконец, сделав пролом в стене, подбегают к Александру и закрывают его щитами. Мстя за царя (и за свой страх от его смерти – прим. автора), солдаты устраивают тотальную резню варваров».

Вы можете читать этот эпос без волнения? Я нет – у меня бабушка гречанка. Юлий Цезарь плакал у хрустального саркофага Александра, понимая, что его подвиги уже не удастся превзойти ни ему, ни вообще смертному человеку… 

Что бы я отдал за возможность увидеть великие моменты истории своими глазами? Несколько лет жизни… по крайней мере, мой детский ум, взбудораженный книгами Любови Воронковой, согласился бы на эту жертву не задумываясь. Мужчину в войне завораживает не убийство, а доблесть; смерть он не пускает в себя – она условность, ведь герои живут вечно! Он впитывает только дистиллированный дух противоборства - как зритель наслаждается игрой актеров в театре. 

Пожалуй, лучшая в истории мирового кинематографа демонстрация мужского милитаризма, дошедшая до стадии фетишизма. Тайное собрание "черного рейхсвера" (ветеранов Первой мировой войны). Берлин. 1929 год.

Сериал «Babylon-Berlin». Пр-во: Германия. 2017-… г.
Сезон 1. Серия 7. 30.00 - 34.35 мин.

Женщина ведет себя по отношению к войне как социально ответственная личность, а мужчина, получается, как социопат, для которого в массовом убийстве есть эстетика, а жертвы его сознанием вытесняются и принимаются только как статистика, не портящая «красоту игры»… Тем самым мужчина ошибается нравственно, но снова выигрывает у женщины интеллектуально. 

Женщина, как правило, не готова сражаться за свою позицию, она быстро согласится на компромисс, чтобы не делать другим «больно». Причина в физиологии — в отличие от мужчины она чувствует чужую боль. Я тоже чувствую чужую боль, именно это позволяет мне увидеть и понять исследуемый психологический феномен паралича женской талантливости. 

До сих пор помню слова редактора отдела «Политика» газеты «Московские новости», сказанные в 1995 году после знакомства с моей статьей: «Хороший автор борется за свой текст, плохой со всеми замечаниями редактора соглашается». 

Женщина тонет в омуте быта и вещей… но не боится этого


Женщина заперта в провинциальном мирке тем ухода за внешностью, воспитания детей и грез об отпуске - отстраняется от реального мира. «Я подумаю об этом завтра!» Но это «завтра» никогда не наступает. Об этом мой текст «Как женщине встретить Третью Мировую войну? (сценка из семейной жизни)». Женщина полагает, что кто-то другой, некий «сильный мужчина», как обычно, спасет мир? Но на этот раз у мужчин без участия женщин ничего не получится… 

Естественными, лежащими в основе нашего мира, похоже, являются женские энергии. Вещи - такая же энергия, как свет лампочки, только другой плотности. Все громче звучит мнение независимых ученых, что наш мир – компьютерная симуляция. И в нем женщина, не прилагая достаточных интеллектуальных усилий, как мотылек обманывается яркостью, кажущейся подлинностью и важностью вещей и «материального» вообще – тихо, как покинутый командой корабль, дрейфует в океане без надежды когда-нибудь пристать к берегу. Ее внимание заворожено внешним, мишурой – всемирным театром телесного. И творческая жизнь, как и жизнь духа, проходит мимо нее. Талант ее спит, не тревожа ее одинаковые будни раздражающими озарениями, сомнениями и приступами отчаяния…  

Мужчина словно чувствует обман материального, он гораздо чаще женщины не верит в полную достоверность и фатальность спектакля жизни. Ему помогает естественный мужской скепсис. Именно это мужское неполное приятие мира – вспомним, как много среди мужчин революционеров и социальных инженеров – дает возможность посмотреть на мир со стороны и, увидев его несовершенство, захотеть его исправить. 

В женском романе в момент его появления в первой четверти XIX века, мир описывался статичным, уже полностью сформировавшимся, не противоречивым. В нем все благополучно, у героини есть своя уважаемая роль дочери, но для полной гармонии ей осталось выйти замуж за достойного героя.  То есть несовершенство мира, по сути, не вне женщины, а внутри неё – это одиночество. Как только внутри женщины и в ее судьбе всё наладится (уйдет тоска, как желудочные колики), мир станет идеальным.   

Мужчина-писатель ищет сюжеты, в которых явно проявляется абсурдность мира, его несовершенство – ошибки некого демиурга, сделавшего его таким. Причем в понимании мужчины этот демиург не обязательно Единый, это может быть интеллектуальный, нравственный оппонент писателя, например, Наполеон в «Войне и мире» Льва Толстого. Лев Николаевич, если вы заметили, петушится со всеми историческими персонажами в большей или меньшей степени. Его мужское самолюбие не может вынести в мире, созданном писателем, никаких других авторитетов. 

Эта чисто мужская гордость и желание быть единственным властителем дум – мощнейший стимул для творчества. Женщину битва титанов не задевает. Она спокойно ждет, когда задиры наконец перестанут валять дурака и помирятся. 

Уродство изучаемого мира мужчину не пугает, наоборот, стимулирует дух первооткрывателя. Женский сюжет, напротив, пытается гармонизировать мир и только в масштабе личных отношений героев, на изменение формаций общественного развития он не претендует. 

Так, муж-исследователь после значительной внутренней работы может буднично сказать жене: «На твоём лице появились первые признаки возрастных изменений». Она получит истерику и депрессию на две с половиной недели, а муж добавит в свой актив еще один подмеченный штрих в познании Ойкумены.

Типичный женский ум боится заглянуть в область страдания, сомнений и неопределенного финала – боится правды жизни. Но кто не ищет, тот и не находит – все предсказуемо! Разница в значительности мужских и женских произведений у всех перед глазами. Но, я не буду спешить с окончательной оценкой потенциала женского творчества – ближе к финалу я приготовил читательницам сюрприз, который откроет новые перспективы.              

Преодолеть мещанство как свою укорененность в материальный мир – задача любой женщины, желающей раскрыть свой талант. Ей нужно так же страстно, как тотально всеми клетками она жаждет новое платье, захотеть достичь какую-то умозрительную сверхзадачу – идеальную реализацию своего творческого замысла. 

Иосиф Бродский верно подметил, что Марина Цветаева - поэт, а не поэтесса, и ставил ее на первое место в русской женской поэзии. Она смело, резко, не по-женски выражала свои женские переживания (Примечание 1).

Но женская укорененность в быту – это и связь с детьми – они-то тоже в материальном мире! Бросить сына, как сделала талантливая актриса Евгения Ханаева?! Реально ли совместить талант и семью? Надеюсь!  

Женщины рожают детей физически, а мужчины – ментально как идеи. Так каждый пол пытается заслужить бессмертие. Получается? Это зависит от талантливости ребенка и значительности памяти, которую он после себя оставит. Но женщине нельзя успокаиваться, ведь ее бессмертие - иллюзия. Ребенок – хоть и часть ее тела, все же другая отдельная личность и всего лишь человек, значит, смертен и - что немаловажно, под его произведениями не будет подписи женщины, только фамилия отца. Идеи - дети мужчины - часто не переживают свою эпоху… 

Мне очень близка одна красивая гипотеза, что все наши поступки, слова и даже мысли навсегда записываются в неуничтожимую память человеческой души – монады Единого. Наш скрытый пока, но истинный путь – пройти все стадии духовной эволюции как энергии и вернуться домой к Создателю. И там, снова став частью Его, соединиться с Его сознанием, вспомнив все тайны Мироздания…    

«Не могу терпеть!»


Женщине трудно редактировать свое творчество – ведь то, что она сотворила «так мило, как же я убью часть своих слов!». Процесс восприятия и усвоения информации недостаточно несовершенен в ней из-за неуправляемой эмоциональности. 

Женщина видит торт – щедро-шоколадный, пушисто-кокосовый, лоснящийся лимонным желе. Гораздо быстрее, чем вы дочитали эпитеты торта, она уже съела с него вишенку. Было две вишенки? Значит, съест обе. 

Мужчины, которые регулярно готовят вместе с женами, давно заметили – легче встретить волосатую женщину, чем женщину, которая способна сдержаться и не перекусывать перед едой. Муж не может с этим смириться и в сердцах каждый раз восклицает: «… (подставьте имя), как ты можешь перебивать аппетит, ведь потом не почувствуешь все оттенки вкуса нашего блюда! Ты все испортила – скомкала всё впечатление! Это преступление!». «А мне это не нужно», - невозмутимо отвечает жена. «Да, женщине трудно стать гурманом», - с тоской думает муж. 

Вот так женщины на «перекусы» разменивают ярчайшие нюансы жизни, ее неподдельную радость, ее гениальные подробности, которые и делают земное существование неповторимым и бессмертным. Мужчине физически больно, когда умирает неописанная история, не нарисованный образ, а женщина даже не замечает этого События и, соответственно, о постоянном умирании жизни не переживает.     

То, как безответственно женщина относится к приему пищи, «с легкостью необыкновенной» не воспитывает себя как гурмана можно проиллюстрировать такой правдивой сценкой. Вечер, хороший ресторан, пара переходит к десерту. Он: смаковал десерт, испытав блюдо в естественном холодном состоянии, при комнатной температуре, зачем-то даже теплым (подержав сверх меры во рту). Ковырялся в желе, ел слои с начинкой отдельно и союзно… Она: так была увлечена интересом, с которым на нее (или ее смелый наряд?) смотрел юноша за соседним столиком, что и не заметила, как шедевр кондитера уже оказался в ее желудке. Вот так всю свою гастрономическую карьеру женщина рискует остаться на уровне «я люблю только тирамису».  

На примере совместного приготовления обеда мы увидели, что женщина, в отличие от мужчины, не создает для себя идеальные условия освоения мира, а забивает свои каналы восприятия информации шумом (перекусом). Она плывет по течению, ей без редактирования своего поведения не увидеть и не познать сложность мира, каким его видит мужчина. И это при том, что она физиологически способна чувствовать гораздо тоньше мужчины. Парадокс!

У женщины значительно беднее трагический жизненный опыт


Женщина, в отличие от мужчины, радикально реже испытывает боль физическую и душевную, определенного спектра: получая травмы в детских играх и спорте, служа в армии и оказываясь раненой в бою, ввязываясь в драки, попадая в автомобильные аварии, участвуя в рискованных коммерческих проектах…  

Женщина избегает опасностей благодаря природной программе – ей нужно беречь себя для будущих или настоящих детей, для семьи. Женщине неинтересно осваивать окружающий мир, постоянно проводя с ним эксперименты, проверяя на прочность (мальчик ломает игрушку, надеясь понять, как она устроена, девочка свою куклу и ее домик бережет и регулярно моет).   

Мужчина каждую задачу воспринимает как вызов самолюбию – я смогу это понять, а сделать лучше всех, достаточно ли интересен этот предмет для исследования снова?    
  
Мир вокруг нас, в котором женщина до сих пор не может раскрыть свой талант, был и остается мужским миром жестокости, конкуренции, хитрости, духовных блужданий, красиво называемых литературными критиками «поиском смысла жизни». Мужчина вынужден искать в жизни смысл логическим умом, препарируя мир, как биолог лягушку. Он компенсирует значительно более бедный чувственный аппарат. Так организм слепого обретает равновесие за счет экстремального развития обоняния или слуха. 

1g_sm.jpg
Oleg Oprisco, oprisco.com

У женщины подобный тип познания мира почти не проявлен, ее организм всегда чувствовал ответ о своем предназначении – в продолжении жизни в детях. Но верный ответ – это соединение достижений мужского и женского путей познания, поэтому женский иллюзорно самодостаточный путь познания не полон и не приводит ее к значительным достижениям в творчестве.      

Мужчина, не прилагая к этому особых усилий, понимает и знает жестокий мир лучше женщины и гораздо достоверней и художественнее может о нем рассказать.

Способность женщины знать и понимать трагическое развита многократно слабее, чем у мужчины, подобно тому, как мышление сельского жителя медлительно в сравнении со скоростью операций в минуту жителя мегаполиса, мозг которого постоянно искусственно активирован: встречами с незнакомыми людьми, шумом города, полосой препятствий из тысяч светофоров и ставшими нормой стрессами.

Мужчина, как и в беге, физиологически имеет перед женщиной решительное преимущество – его мозг бывал в экстремальных ситуациях, поэтому предел его интеллектуальных возможностей выше, набор сценариев выхода из сложных положений шире, знания о человеческой природе богаче.  

Только гармоничный мир раскроет женский талант полностью


Мы живем в «предыстории» - детстве человечества, которое закончилось… Его сменяет мир эмпатии и взаимопомощи, не веры, а прямого чувствования Создателя – см. эссе «Я – мыслящая энергия» и «Боже, из моих рук вырываются столбы энергии!». Хотя по внешним признакам материальный мир вступает в фазу резкой хаотизации. 

Новый мир будет, наконец, понятен и дружественен женской природе и вот о нем она захочет – и сможет! - написать свои великие тексты, нарисовать гениальные картины, снять вечные фильмы…   

Читателям старой уходящей формации интересен герой не нашедший, а ищущий. Чтобы читатель не уснул, ему приходилось предъявлять конфликт героев или отправлять героя в путешествие (вечный сюжет - одиссея). Где внешние события, понятные читателю, подменяются внутренними событиями эволюции души. Достигнув просветления, Андрей Болконский удаляется Толстым из сюжета, ведь как он «такой» будет жить в пошлом мире конфликтов, не понятно. 

Мне, как и читательницам, конфликт не интересен – это уже атавизм. Надеюсь, в новом мире в новой литературе художественностью будет считаться только внутренний конфликт духовного с остатками животного в человеке. И уже главные героини вместо прежних героев смогут рассказать о вселенной человеческого сознания глубже, интересней, изящней… 

В новом мире будет и новая эстетика, преодолевшая нынешнюю  безответственную героизацию войны. Предки-герои останутся героями, но художественный акцент будет перенесен на сюжеты, как люди доброй воли не сумели (не захотели или не смогли) предотвратить массовое убийство. 

Сюжет для романа будущего мира

Мне, уже сегодняшнему, не интересно, как боец Красной армии преодолевал страх перед атакой и воспитывал в себе ненависть к врагам, чтобы стать способным заколоть солдата вермахта ножом. Меня волнует психологическая драма, в которой оказался герой, осознав, что в солдате во враждебных окопах стоящие над ним манипуляторы как-то искусно разожгли «святую» ненависть к нему и его народу. А, ведь, ненависть святой быть не может…

Наверняка среди миллионов немецких солдат еще не погиб будущий второй Шиллер или Бах. А вдруг пуля, которой гений будет убит, окажется выпущенной из его - героя - автомата?! И мир никогда не прочтет ни одной строчки не только немецкого, русского, но общечеловеческого гения?! И где гарантия, что среди уже убитых лично им немцев не было гения? 

Гений не может быть искренним нацистом, ведь Пушкин догадался что «гений и злодейство несовместны». Немец насильно мобилизован, он не хочет никого убивать… Как нашему герою быть? 

В захваченном немецком окопе герой находит советскую листовку, обращенную к немцам… Читает и с ужасом понимает, что написана она бездарно, формально, так немцы не услышат голос разума. Герой, в отличие от массового военнослужащего, чувствует не только личную боль войны, не только страдания боевых товарищей, но и боль врагов. 

Только один писатель обладал способностью менять убеждения миллионов – Лев Толстой, не желая того, силой слова создал целое общественное движение «толстовцев». Он смог бы предотвратить мировую войну! Но его давно нет, как жить сейчас? 

Герой, продолжая выполнять приказ убивать врагов, начинает сам, тайно готовить листовку для нейтрализации морока, наведенного идеологами нацизма на немецкий народ, бесконечно переписывает текст, все дни думает об этом и проговаривается ночью во сне… О его странных словах становится известно в особом отделе, в его вещмешке находят черновики листовки. Герой, предъявив следователям не достаточно, с их точки зрения, убедительные аргументы своей невиновности, отправляется или в штрафбат или на расстрел. 

Внимательные читатели в финале понимают – пытаясь спасти всех, в том числе незнакомого немецкого гения, русский солдат своей жертвой заставил подумать о себе как тоже о гении, по крайне мере, гении эмоционального интеллекта, пусть и не написавшего ни одного опубликованной строчки.

* * *

В новом мире будет важно не сколько врагов убил герой, а сколько жизней он сохранил. Что написали о таком взгляде на войну мужчины? Не знаю. Из женщин нашла в себе мужество посмотреть на войну женским взглядом Светлана Алексиевич (Примечание 2). 

В новой эстетике женская эмоциональность, не отстраненность от действия, беспрецедентная глубина понимания человеческой природы достигнет своего полного расцвета. В мире без борьбы и нездоровой конкуренции женская природа, наконец, достигнет баланса всех своих качеств, высвободит запертые способности. 

Игорь Петрович Золотусский в книге «Гоголь» писал: «Гоголь как-то сказал, что женщина более благодарный слушатель, нежели мужчина. Женщина верит, мужчина все поверяет разумом. Мужчина холоден и эгоистичен, он не может долго жить духовной жизнью, ему нужна практическая деятельность, войны, участие в политике. Он грубее и в чувствах и в мышлении, он — каменистая почва, на которой может заглохнуть павшее на нее зерно. Женщина же — земля без терниев и без каменьев, где вдвое произрастает посеянное. Может быть, поэтому Гоголь и окружал себя всегда женщинами, его постоянными слушательницами и знакомыми были они — им передавал он свое учение, свои мысли о воспитании, о назначении человека в обществе».    

Женщина не накапливает в необходимом объеме и качестве жизненный опыт


Поговорим о бесценном жизненном опыте, который делает творчество возможным, создает для него «душевный капитал». Вы замечали – слишком мало женщин имеют хобби: марки, монеты, моделирование. Вяжут? Одинаковые движения спицами не позволяют женщине узнать о мире что-либо новое, они лишь увеличивает объемы пряжи. Мужчины, как правило, чем-то увлечены, в чем-то копаются, значит, осваивают эту область знаний, все глубже понимают ее.

2g_sm.jpg
Oleg Oprisco, oprisco.com

Мне уже стыдно, но я постоянно врываюсь во внутренний мир жены с обсуждениями то оладьев, в которые, как я через два дня понял, нужно было положить не муку твердых сортов, а мягких и итальянскую, а не алтайскую. Или перед самым рассветом мне открылось, что вместо «крупные складки одеяла» во вчерашнем эссе нужно было написать «вздыбленные» - как морские волны! - и я ее сонную прошу скорее высказать свое суждение об этом. 

Это программа – я не могу остановиться - я должен достичь в блюдах, в текстах, в работах на огороде и в саду абсолютного совершенства. В результате постоянных размышлений, как сделать лучше, я на третьем-четвертом подступе к блюду достигаю сказочного качества его приготовления. Женщина может пятьдесят пять лет жарить картошку одинаково не умело и ни разу не задуматься, что нужно изменить, чтобы сделать блюдо лучше… Получается, нет творческого напряжения, нет постоянных поисков лучшего варианта исполнения – нет и опыта -  питательной среды для развития таланта. 

«Джинсы»
(городская сценка из книги "Женщина Москва") 

После долгих поисков купил джинсы, какие хотел. Пришел в ателье, отдал их мастерице.
- Пожалуйста, пришейте мне внизу внутри по канту тесьму, чтобы штанины (или как их назвать – брючины), в общем, чтобы не протирались от ботинок.
А она вдруг и говорит:
- Ни одна женщина мне еще такой работы не заказывала, только мужчины до этого додумываются!
- Этот заказ очевиден – просто меня печалит, когда вещь еще хорошая, а внизу… сами понимаете! А что женщины пытаются исправить?
- Ушивают по росту, по размеру. И очень часто молнии просят заменить.
- Зачем?
- Так полнеют, а все пытаются застегнуть и… ну, сами понимаете!

* * *

Жену моя экзальтация пугает, она не поймет, чем я взволнован, о чем переживаю, разве в доме закончились деньги или повысили цену на газ?! А я не понимаю ее – как можно быть равнодушной к главному в жизни и всерьез переживать по пустякам! - и не пойму никогда… См. эссе «Бесконечная разница между познанием мира творцом и обывателем».   

Женщина, когда говорит, особенно с другой женщиной, распоряжается словами с легкостью необыкновенной. Мужчина каждое слово обдумывает, взвешивает. Поэтому когда муж говорит жене: «Нет сил, ты можешь помолчать! Я не в состоянии сосредоточится». Жена не понимает, в чем проблема, зачем мужу сосредотачиваться, ведь и так все ясно!   

Вот гениальная степень мужской писательской наблюдательности. Миллионы женщин видели разные фотографии Владимира Маяковского, но только один мужчина Бунин увидел его «корытообразный рот». Сцену, где поэт-анархист устраивает дебош в приличном обществе, можно найти в «Окаянных днях».       

Жизнь учит, возьмем и мы для нашего исследования небольшой урок. Почему мир женской моды – другой и нет, ведь обильно украшать мужчину по´шло – питается вдохновением исключительно мужчин-геев? Полагаю, симбиоз всего мужского комплекса готовности к творчеству, о котором мы здесь говорим, сочетается с гениальной женской способностью чувствования. Способность эту мужчина физиологически иметь не может, но с большим или меньшим талантом пытается имитировать.    
       
Причина слабости женщины в вопросе накопления осмысленного жизненного опыта – отсутствие мотивации. Как только у нее появится стимул, женщина быстро насобирает в домик своей памяти необходимые для творчества детали и разложит их со своей женской старательностью каждое на свою полку, как крупы в кухонном шкафу… Осознанность процесса сбора информации совершит с ней чудо прозрения – она будет смотреть на мир и – наконец! – видеть его, слушать и слышать, дышать и ощущать!..   

Женщине проявить талант мешает неуправляемая эмоциональность


В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. 
Ты приводишь факты, доводы, аргументы. 
Ты взываешь к логике и здравому смыслу. 
И неожиданно обнаруживаешь, 
что ей противен сам звук твоего голоса…
С. Довлатов «Заповедник»

Женщине сложнее, чем мужчине проявить свои способности в полной мере по причине большей и не к месту используемой эмоциональности, управлять которой ее никто не учит. А сама она, не понимая, как это вредит ее таланту, над этой проблемой не работает. Мужчине, чтобы сыграть свою мужскую роль в экстремальных ситуациях нельзя не научиться в нужных обстоятельствах подавлять эмоции. Самый яркий пример - курс молодого бойца в армии. Женщина в этом направлении с юности почти не развивается, большинство до конца жизни так и не научаются «отсекать лишнее». 

Чехов все на эту тему уже сказал записал в дневнике: «Искусство писать - это искусство сокращать», «Писать талантливо, то есть коротко», «Умею коротко говорить о длинных вещах». 

Жена мне постоянно говорит: «Зачем ты выбрасываешь остатки нашинкованной капусты, моркови, укропа и т.п.) – в кастрюле еще есть место!» «Как ты не понимаешь! – поражаюсь я. – Верные пропорции каждого из ингредиентов супа – важнейшее условие успеха блюда. Если оно не будет великолепным, его не стоит и начинать готовить». 

Большинство женщин готовит, чтобы в тысячу первый раз накормить свою семью – у них нет сверхзадачи. А мужчина готовит, чтобы получить удовольствие, часто простое и незамысловатое, но у него у плиты есть сверхзадача. Наглядно несформированность у женщины этого критически важного навыка «удалять лишнее» показана в моем рассказе «Борщ с чувством»:

«Если вы мало знаете об этом мире, вообще о человеке, то любое гастрономическое решение будет для вас мучительным и редко верным… Ценность борща, как и любого блюда, в том, что он точно передает чувства повара к тем, кто будет его есть, и отношение к жизни вообще. По-настоящему хороший борщ может создать только оптимист... и только мужчина. Женщина готовит неинтересно - думает, как угодить вкусам семьи, гостей, тревожится, - работает по шаблону. Мужчина, стоя у кухонной плиты, доказывает всему миру свою исключительность, поэтому импровизирует, придумывает, ищет. Он почти художник даже когда жарит яичницу. Женщина после двадцати пяти смотрит на еду как на врага, для мужчины же до первого обострения гастрита все блюда - лучшие друзья!».

Также женщина слишком часто заменяет думание чувствованием, не замечая этого. Вместо мужского «подумать надо...», она говорит «хочу сделать так-то», в переводе с женского на мужской: «я чувствую, это стоит сделать так-то»... Тем самым женщина задействует левое полушарие мозга, отвечающее за логическое мышление, значительно реже мужчин. И оно у такой женщины, живущей почти одними чувствами, может не то чтобы атрофироваться - нет, но не развиться в необходимом для раскрытия таланта объеме.

Женщине-литературному редактору не хватает того же, что и женщине-писателю – полного отрешения от бытовых переживаний – отрыва от грешной земли и чувства парения в информационном поле планеты. Женщина-литературный редактор не может не думать в процессе работы над текстом: почему муж с работы не звонит – ведь обещал, еще успеть до семи вечера в аптеку и т.п. В тексте для нее нет сверхзадачи, это просто зарабатывание денег для семьи. Семья – ее сверхзадача. 

Мне гармоничней взаимодействовать с женщиной, но текст – святое и для него нужен безжалостный экзорцист, чтобы полностью изгнать из текста все нечестное, слабое, пустое. 

Женщина, любя как ребенка приготовленное собой, самозабвенно, отключив внутреннего редактора, украшает свой текст красивостями и милостями, как кондитер торт кремовыми розочками. И тем самым обесценивает его. Освежите в памяти чеховские размышления о женских текстах в короткометражке по рассказу «Драма».  

   Центральная студия телевидения, 1960 г.
В ролях: Мурашкина – Фаина Раневская, Павел Васильевич – Борис Тенин.

Какие новые краски способен добавить уникальный эмоциональный интеллект женщины к бо´льшему пониманию этого рассказа? Например, он мог бы предложить читателям почувствовать, какого самообладания потребовал от писателя этот текст. Ведь от проявлений пошлости Чехову было больно физически, а здесь писателю пришлось сочинять пространный, переполненный невоздержанными наблюдениями текст для мадам Мурашкиной!..    

Мужчина – более совершенный инструмент 

для творчества за счет лучшей самодисциплины 


Поведенчески мужчина как организм работает совершеннее, точнее и с большим охватом тем. С возрастом его навыки быстрее, чем у женщины достигают стадии идеальной отладки. Например, лет в двадцать я понял, что педант и это мешает мне извлекать радость из жизни в полной мере. Но довольно быстро сообразил, что это недостаток только в ситуациях определенного типа. В деловых вопросах и особенно в творчестве въедливость, внимание к деталям – подарок судьбы. И я стал включать педантичность только когда она необходима и полностью ее отключать в ситуациях, когда она мешает.    

Женщина не умеет отключать в себе какую-то часть своей личности, особенно эмоции, ведь тогда она перестанет быть женщиной! Она неизменна в том, что выполняет творческие задачи с одинаковым качеством не развитых специально отдельных способностей. Так же все ее вредные привычки, мешающие творчеству: комплексы, недостатки характера всегда с ней, постоянно препятствуют выполнять сложные задачи и как камни на шее тянут ее творчество на более низкий уровень.  

Мужчина сам того не осознавая, вымуштровывает отдельные свои способности до состояния экстремального развития - мастерства, подлинного искусства. И именно на этом высочайшем уровне развития отдельных способностей он подключается к информационному полю Земли, из которого на него снисходит вдохновение. При этом мужчина даже не замечает своих усилий (а ведь они были!) - на этом пути было так захватывающе интересно! До таких высот «стратосферы» долетают не многие женщины… 

Женщине трудно удерживать аскетическое творческое состояние


Если прежде мы говорили, благодаря чему женщине сложно воспринять подробности жизни, необходимые для творчества, то сейчас пора сказать, как ей непросто освоить информацию, извлечь из нее то уникальное, что единственно нужно для реализации в полной мере художественного замысла.   

Художественный – даже всего лишь хороший! – текст практически невозможно создать без отвлечения от земной суеты. Бунин постился прежде, чем приступить к тексту. 
  
Женщина не чувствует с должной фатальностью необходимости творческой аскезы. Она, как мы выяснили выше, не понимает пафос отрешения, страданий, внутреннего подвига художника – они кажутся ей чрезмерными – «зачем же стулья ломать». Она легко совмещает творчество с жизненной рутиной: детскими и своими эмоциями, волнениями по пустякам и… проигрывает – пускает в текст «уродцев» см. эссе «Дорасти» (Примечание 3).  

Женщина не понимает, что без настройки на самые сокровенные, глубокие струны своей души она не сможет подключиться к единому информационному полю Земли и удерживаться на связи достаточное время. Писатели знают - идеи, куски текста проявляются сразу - не по словам - откуда-то вне пределов сознания автора… По крайней мере, осознанной части писательского ума.

3g_sm.jpg
Oleg Oprisco, oprisco.com

Женщине важно понять, что избавиться ей нужно не столько от внешнего шума, а, прежде всего, от шума в своей голове – лишних, не помогающих произведению эмоций. Чехов мог писать буквально в любых обстоятельствах, лишь бы была возможность сесть.

Женская мотивация достижения радикально снижена в отличие от мужской


Как я заметил в книге «Женщина Москва» в 2005 году: «Тысячи творческих биографий ежегодно умирают в офисах коммерческих фирм. Подумал - почему? Все, что они делают там, предназначено только для потребителя». Полагаю, не проявленных женских творческих биографий пока меньше мужских. 

Женщина многократно чаще не тяготится рутинной, не творческой работой потому, что, во-первых, не осознает конечности своего творческого времени и, во-вторых, не имеет потребности владеть умами, удивить мир, влиять на живущих в нем людей. Мужчину бездарность своего существования медленно разрушает изнутри, многие спиваются от осознания не проявленности себя. 

Женская мотивация достижения в одной из базовых потребностей – создании семьи - тоже радикально снижена, в отличие от мужской. Мужчина ищет, завоевывает, покоряет! Женщине достаточно следить за собой (выглядеть привлекательно внешне и «внутренне») и просто пассивно ждать, когда очередной поклонник ей понравится.

Как ребенок компьютерного века вынужден быстро научаться цифровым технологиям, так и интеллектуальная эволюция мужского мышления заставила его, чтобы завоевать внимание женщины, развивать чувство юмора. Много веков назад какой-то мужчина первым заметил, что ничто, кроме дорогих подарков, не нравится прекрасному полу во время первичного флирта больше, чем умение развлекать ее хорошими шутками. Гонка самцов-конкурентов началась… Любая женщина может вспомнить, как ее кавалеры пытались шутить… Пожалуй, она скажет, что хорошо получалось мало у кого; но пытались-то все, и какой-то не нулевой уровень мастерства продемонстрировали!     

Кстати, самой мучительной болью лично для меня является вынужденное присутствие рядом с бездарным мужчиной, который пытается острить.

Так было раньше, но сегодня привычные роли трансформируются и впору говорить о перевороте в сознании, ведь «желанных» в традиционном смысле мужчин с точки зрения женщин с каждым годом все меньше. И женщины постепенно выходят из сонного состояния, начинают искать, покорять и конкурировать. 

Однажды в 2009 году гуляя в Замоскворечье, я услышал за спиной блестящую пикировку двух девушек лет пятнадцати. Первый и последний раз слышал я талантливые девичьи шутки – даже обернулся, чтобы увидеть их лица. Когда наши пути разошлись, стало тоскливо – есть ли у них шанс встретить мужчин, умеющих слушать и способных оценить именно такой их талант?! Подлинное и бесценное чувство юмора – это когда спонтанно, не на показ, не для похвалы.    

Природная женственность все менее востребована обществом и умирает…


Все высокохудожественные женские образы до сих пор написаны мужчинами. Но женщина – прежде всего чувствование, а мужчины не имеют достаточных способностей для понимания чувств – их тексты - всего лишь гипотезы о внутреннем мире женщины. Но какие пленительные! Однако не достаточно достоверные. 

Почему же женщины не могут написать о самих себе, как Толстой о Наташе Ростовой и Чехов о Душечке? Потому что женщины никак не могут полностью выйти из возраста юности – для каждой он свой, когда им хочется нравиться всем. Чтобы увидеть в себе Душечку женщине нужно быть интеллектуально смелой до самоотречения.    
    
Но теоретически женщина может превзойти художественную ценность образа в мужской редакции. Ведь способность чувствовать, и значит понимать, людей у нее в степени гениальности. Разница с мужчиной в другом: женский опыт – пусть и многократно более богатый - бессознательный и применяемый для решения только бытовых задач, а мужской – осознанный и практический. Все ценное у него тут же идет в дневник писателя.

Есть еще одна ловушка, которая мешает женщине вырваться на оперативный простор, – ее исключительная зависимость от внешних условий. Как я написал в книге «Женщина Москва», «женщина умирает, когда перестает ждать любви, но еще долго-долго может ходить на каблуках, варить обеды и краситься». 

Женщине плохо, а в современном мире ей плохо все чаще и все дольше, и «все валится из рук». А Достоевский мог, буквально голодая после эпического проигрыша в казино, написать за 26 дней роман «Игрок». 

Женщина и ее творчество, опять-таки из-за природной эмоциональности, слишком сильно зависят от все более негармоничного для нее мира: все более женоподобных мужчин, все менее поддающихся воспитанию детей, почти полностью разорванной связи поколений; продуктов, похожих по своему воздействию на боевые отравляющие вещества и т.д. и т.п. Как ей в таком мире раскрыть свой талант, как вообще жить!
 
5g_sm.jpg
Oleg Oprisco, oprisco.com

Публика настолько не ожидает от женщины значительных открытий, что ей приходится наряжаться в мужское платье. В «Мастере и Маргарите» иронически упоминается член МАССОЛИТа «Настасья Лукинишна Непременова, московская купеческая сирота, ставшая писательницей и сочиняющая батальные морские рассказы под псевдонимом "Штурман Жорж"». Джоан Роулинг трижды называлась мужскими именами (Ньют Саламандер, Кеннилуорти Уисп, Роберт Гэлбрейт), чтобы ее книги лучше продавались.

Рекомендую к просмотру фильм Their Finest «Их звездный час». Англия, Вторая мировая война. Министерство информации Великобритании нанимает сценариста Кэтрин Коул, задача которой — привнести частичку женственности в пропагандистское кино, направленное на поднятие боевого духа. От коллеги-сценариста она узнает, что её пригласили писать  «сопли» - девичьи разговоры (кинематографический жаргон). Во фрагменте из фильма она обсуждает сценарий с коллегой. Во второй сцене сотрудница киностудии, войдя в комнату героини, зачитывает варианты названия фильма, придуманные мужчинами-сценаристами...

Фильм "Their Finest" (Их звездный час) 
Великобритания, Швеция, 2016 г. 
   

Заключение


И все-таки женщине мешает раскрыть свой талант не столько мужской мир, не какие-то враждебные обстоятельства, проклятый быт, сколько некая внутренняя тюрьма, стены из стереотипов: от меня ничего не зависит; я уже идеальна как набор моделей поведения, убеждений и привычек; искать новые смыслы, пытаться понять мир – удел других, а для меня важно вовремя обновлять маникюр.      

Чтобы раскрыть свой талант, женщине не нужно становиться «сильной» и «мужеподобной», не нужно предавать женственность. Наоборот, именно абсолютно женские способность к эмпатии и эмоциональный интеллект - основа и самые сильные стороны ее таланта. 

Женщине, оставаясь собой, необходимо всего лишь компенсировать слабости – волей, широким кругозором и новой мотивацией: без ее участия мир больше не может жить гармонично, а, пожалуй, и вообще жить! 

4g_sm.jpg
Oleg Oprisco, oprisco.com

Уже проявленный, ставший общественным достоянием женский талант объясняется или гениальностью, сопротивляться которой женщина не имеет сил (пример: Надя Рушева в детском возрасте не могла иметь жизненного опыта, достаточного не то, что для глубокого понимания литературных произведений, но даже уровня постижения обычного взрослого читателя). Или случаями, когда, проявив талант, женщина в значительной степени решила те мешающие ей проблемы, которые мы рассмотрели.

Не эпилог


Зачем написан этот текст; почему меня волнует данная тема, почему она мне понятна? Потому что, имея способность хотя бы отчасти чувствовать мир так же ярко и глубоко, как женщина см. эссе «Чужая женщина» (Примечание 4), я с ужасом понимаю, что в мире постоянно отсутствует половина его культурных ценностей, не созданных женщинами за многие века. И если взять только высшие достижения культуры, откроется ошеломляющая картина отсутствия: еще одной «Войны и мира», еще одного фильма «Андрей Рублев», еще одной «Весны» Сандро Боттичелли. 

Таланты миллиардов женщин «умерли» в семейных и не только отношениях, как блюда гениального повара, которые никто не описал, не нарисовал и – главное! – не попробовал… Женские чувства и мысли никто не оценил, ведь оценить талант способен только другой, пусть и меньший, но талант – а много ли талантливых обычных мужей, родителей и детей?!

Не зафиксированные, не сохраненные открытия женских душ не повлияли, как могли бы на культуру. В свою очередь культура, будучи менее гуманной и разумной, не повлияла на всемирную историю. Миллионы не достигли просветления… миллионы погибли… и еще погибнут без женского сострадания. 

Только сейчас, в начале двадцать первого века стало ясно, какое фатальное, почти не совместимое с жизнью, количество ошибок совершила Россия в своей истории… во многом по причине не участия женского таланта в ежедневном культурном процессе, в выработке стратегии развития, в управлении нашей цивилизацией.

Выше было обозначено трепетное, уважительное отношение Гоголя к женскому в мире – ожидание от женщины многого. Николай Васильевич не видел двадцатого и двадцать первого века, поэтому не мог узнать того, о чем я скажу сейчас. Мужчины, не имея в должной степени естественной (физиологической) связи с процессом жизни, ее единственной правдой – сбережением жизни и созданием условий для духовной эволюции всех, продолжили единственную известную им стратегию управления обществом – выстраивание вертикали власти под себя лично или под победившую умозрительную идеологию. Управляемость вертикали обеспечивают лояльные кадры, услужливо подстраивающиеся под вождя. Не спал Сталин до четырех часов утра и мог любому чиновнику позвонить ночью, и чиновники тоже не спали, считая это не фактом, требующим медицинской поддержки, а проявлением патриотизма «хозяина». Во всем спектре политических идей от фундаментализма до либерализма у мужчин получается одна тоталитарщина разнообразных типов. В этой парадигме на пути общественного благоустройства нас ждут не новые – так необходимые! – открытия, а только новые тупики. На самом деле людям нужны не хозяева, гарантирующие им мнимую стабильность, а духовные лидеры, постоянно надежно связанные с подлинной правдой жизни, которые не могут эту правду предать ни за деньги, ни за власть.

* * *

Толстой понял: «Можешь не писать – не пиши!» Этот текст для женщин, которые уже знают, что не могут не писать, не рисовать, не создавать свои Миры… Текст также для мужчин, готовых женщин поддержать.  

Продолжение следует.

P. S. По мере накопления и осознания нового жизненного опыта автор будет вносить изменения и дополнения в данный текст.

P. P. S. Тема помощи женщине в проявлении ее таланта тождественна теме спасения мира, поэтому слишком велика для одного человека. Автор призывает всех неравнодушных участвовать в ее развитии. Самые ценные мысли из комментариев будут размещаться в Приложении А.

Психологи, писатели, журналисты - все творческие люди могут внести неоценимый личный вклад в раскрытие темы.

Какой текст способен стать вечным? Не только текст, который перечитывают (талантливый рассказ или повесть), интересный каждому новому поколению. Но также текст, который переписывают, дополняют, который постоянно актуален и преображается (становится совершенней) от прикосновения к нему всё новых людей с уникальным жизненным опытом и стратегиями исследования. Именно такой текст я предлагаю создать соавторам-исследователям и соавторам-читателям.

Давайте попробуем создать сетевой проект, когда на своих сайтах, блогах разные исследователи будут выкладывать авторские размышления на нашу тему, указывая ссылку на этот материал. Я, после получения письма от нового автора нашего проекта, помещу анонс его материала с url в Приложении Б. 

P. PP. S. Также прошу сообщить об этом эссе знакомым женщинам, в которых очевидно творческое волнение, которые «ищут», не могут не выражать себя… 

Чтобы не умереть нашему исследованию нужно выйти на массовую аудиторию образованных женщин. Идеальны студентки журфака, филологи, историки, кинематографисты - любые вузы, имеющие гуманитарные факультеты. Но как их оповестить? Отправить электронное письмо в деканат? Секретарь удалит его «не дрожащей рукой» из своего почтового ящика, даже не открыв, с вероятностью 95%. Реальны, как всегда, только личные связи – неравнодушная женщина/мужчина, прочитав это эссе, поделится ссылкой с преподавателем, сокурсницей, подругой уже закончившей вуз…

А остальные женщины, тонущие в рутине будней, так и не узнают, что кто-то где-то размышлял об их творческом освобождении?! Это не гуманно, не по-женски. Согласен, сообщите и им.  

* * *
               
Приношу извинения читателям, зашедших на сайт журнала с мобильных устройств. Он для них не адаптирован из-за отсутствия бюджета.  

13.11.2019 г.

Сергей Селихов
Электронный ж-л «Женщина Москва»

Поддержать проект

Яндекс.Кошелек
41001122868666


Примечание 1

Марина Цветаева:

«— С Богом! (или:) — Господи, дай! — так начиналась каждая моя вещь, так начинается каждый мой, даже самый жалкий, перевод (Франко, напр‹имер›).
Я никогда не просила у Бога — рифмы (это — мое дело), я просила у Бога — силы найти ее, силы на это мучение.
Не: — Дай, Господи, рифму! — а: — Дай, Господи, силы найти эту рифму, силы — на эту муку. И это мне Бог — давал, подавал.
/…/ Два дня билась над (подстрочник): «А я — полный всех даров — Науками, искусствами, все же сантиментален, готов сказать глупость банальную:
Такая тоска ноет в сердце
От полей только что сжатых!» (Только что сжатых полей не влезало в размер.) Вертела, перефразировала, иносказывала, ум-за-раз-ум заходил, — важна, здесь, простота возгласа. И когда, наконец, отчаявшись (и замерзши, — около 30-ти гр‹адусов› и все выдувает), влезла на кровать под вязаное львиное одеяло — вдруг — сразу — строки:
— Какая на сердце пустота
От снятого урожая!
И это мне — от Бога — в награду за старание. Удача — (сразу, само приходящее) — дар, а такое (после стольких мучений) — награда».

* * *

«Состояние творчества есть состояние наваждения. Пока не начал - obsession [Одержимость (фр.).], пока не кончил - possession [Обладание (фр.).]. Что-то, кто-то в тебя вселяется, твоя рука исполнитель, не тебя, а того. Кто - он? То, что через тебя хочет быть.

Меня вещи всегда выбирали по примете силы, и писала я их часто - почти против воли. Все мои русские вещи таковы. Каким-то вещам России хотелось сказаться, выбрали меня. И убедили, обольстили - чем? моей собственной силой: только ты! Да, только я. И поддавшись - когда зряче, когда слепо - повиновалась, выискивала ухом какой-то заданный слуховой урок. И не я из ста слов (не рифм! посреди строки) выбирала сто первое, а она (вещь), на все сто эпитетов упиравшаяся: меня не так зовут».

* * *

«Робость художника перед вещью. Он забывает, что пишет не он. Слово мне Вячеслава Иванова (Москва, 1920 г., убеждал меня писать роман) — «Только начните! уже с третьей страницы вы убедитесь, что никакой свободы нет», — то есть: окажусь во власти вещей, то есть во власти демона, то есть только покорным слугой.
Забыть себя есть прежде всего забыть свою слабость.

Кто своими двумя руками когда-либо вообще что-нибудь мог?
Дать уху слышать, руке бежать (а когда не бежит — стоять).
Недаром каждый из нас по окончании: «Как это у меня чудно вышло!» — никогда: «Как это я чудно сделал!» Не «чудно вышло», а чудом — вышло, всегда чудом вышло, всегда благодать, даже если ее посылает не Бог.
— А доля воли во всем этом? О, огромная. Хотя бы не отчаяться, когда ждешь у моря погоды.

На сто строк десять — данных, девяносто — заданных: недававшихся, давшихся, как крепость — сдавшихся, которых я добилась, то есть дослушалась. Моя воля и есть слух, не устать слушать, пока не услышишь, и не заносить ничего, чего не услышал. Не черного (в тщетных поисках исчерканного) листа, не белого листа бояться, а своего листа: самовольного. Творческая воля есть терпение».

* * *

Для кого я пишу

Не для миллионов, не для единственного, не для себя. Я пишу для самой вещи. Вещь, путем меня, сама себя пишет. До других ли и до себя ли? Здесь нужно различать два момента момент созидательный и момент по-создании. Первый без: зачем? весь - в как. Второй бы я назвала моментом бытовым, прикладным. Вещь написана, что с ней будет? кому придется? кому продам? О, не скрываю, что, по свершении вещи, последний вопрос для меня - наиважнейший.

Так, дважды, духовно и житейски вещь дана, кто ее возьмет?

Два слова о деньгах и о славе. Писать из-за денег - низость, писать ради славы - доблесть. Просторечье и простомыслие ошибаются и здесь. Писать из-за чего бы то ни было, кроме самой вещи - обречение вещи на ровно - день. Так пишутся, и может быть и должны писаться, только передовицы. Слава ли, деньги ли, торжество ли той или иной идеи, всякая посторонняя цель для вещи - гибель. Вещь, пока пишется, - самоцель.

Зачем я пишу? Я пишу, потому что не могу не писать. На вопрос о цели - ответ о причине, и другого быть не может.

Примечание 2

Цитаты из книг Светланы Алексиевич 

«У войны не женское лицо»

«Написать бы такую книгу о войне, чтобы от войны тошнило, и сама мысль о ней была бы противна. Безумна. Самих генералов бы тошнило…
Мои друзья-мужчины (в отличие от подруг) ошарашены такой «женской» логикой. И я опять слышу «мужской» аргумент: «Ты не была на войне». А может быть, это и хорошо: мне неведома страсть ненависти, у меня нормальное зрение. Невоенное, немужское.

В оптике есть понятие «светосила» – способность объектива хуже-лучше зафиксировать уловленное изображение. Так вот, женская память о войне самая «светосильная» по напряжению чувств, по боли. Я бы даже сказала, что «женская» война страшнее «мужской». Мужчины прячутся за историю, за факты, война их пленяет как действие и противостояние идей, различных интересов, а женщины захвачены чувствами. И еще – мужчин с детства готовят, что им, может быть, придется стрелять. Женщин этому не учат… они не собирались делать эту работу… И они помнят другое, и иначе помнят. Способны увидеть закрытое для мужчин. Еще раз повторю: их война – с запахом, с цветом, с подробным миром существования: «дали нам вещмешки, мы пошили из них себе юбочки»; «в военкомате в одну дверь зашла в платье, а в другую вышла в брюках и гимнастерке, косу отрезали, на голове остался один чубчик…»; «немцы расстреляли деревню и уехали… Мы пришли на то место: утоптанный желтый песок, а поверху – один детский ботиночек…». Не раз меня предупреждали (особенно мужчины-писатели): «Женщины тебе напридумывают. Насочиняют». Но я убедилась: такое нельзя придумать. У кого-то списать? Если это можно списать, то только у жизни, у нее одной такая фантазия.

В центре всегда то, как невыносимо и не хочется умирать. А еще невыносимее и более неохота убивать, потому что женщина дает жизнь. Дарит. Долго носит ее в себе, вынянчивает. Я поняла, что женщинам труднее убивать».

«Цинковые мальчики»

«На войне человек познает о себе такое, о чем бы никогда не догадался в других условиях. Ему хочется убивать, нравится — почему? Это называется инстинктом войны, ненависти, разрушения. Вот этого биологического человека мы вообще не знаем, его не хватает в нашей литературе. Мы недооценили это в себе, слишком уверовав в силу слова и идеи. Добавим ещё, что ни один рассказ о войне, даже предельно честный, не сравнится с самой действительностью. Она ещё страшнее.

Сегодня мы живём в совершенно ином мире, не в том, что был, когда я писала свои книги о войне, и потому осмысливается все иначе. Нет, не придумывается, а передумывается. Можно ли назвать нормальной солдатскую жизнь в казарме, исходя из божественного замысла? От трагически упрощённого мира, в котором мы жили, мы возвращаемся к множественности вдруг обнаружившихся связей, и я уже не могу давать ясные ответы — их нет.

Почему же я пишу о войне?

Нашим улицам с их новыми вывесками легче поменяться, чем нашим душам. Мы сегодня не разговариваем, мы кричим. Каждый кричит о своём. А с криком лишь уничтожают и разрушают. Стреляют. А я прихожу к такому человеку и хочу восстановить правду того, прошедшего дня… Когда он убивал или его убивали… У меня есть пример. Там, в Афганистане, парень мне кричал: «Что ты, женщина, можешь понять о войне? Пишущая барышня! Разве люди так умирают на войне, как в книгах и в кино? Там они умирают красиво, а у меня вчера друга убили, пуля попала в голову. Он ещё метров десять бежал и ловил свои мозги… Ты так напишешь?» А через семь лет этот же парень — он теперь удачливый бизнесмен, любит рассказывать об Афгане — позвонил мне: «Зачем твои книги? Они слишком страшные». Это уже был другой человек, не тот, которого я встретила среди смерти и который не хотел умирать в двадцать лет»…

Примечание 3

Дорасти

Бывает, почувствуешь важную мысль — и понимаешь: вот это обязательно надо выразить! Вернешься вечером домой и начнешь составлять из нее целое – не получается! Лезут в текст какие-то уродцы: вступление, развязка и особенно эпитеты – все не то, не честно! И я откладываю новеллу, зная, что не смогу написать ее ни на одно чувство раньше… Надо подрасти! 

Начинаю настраиваться на себя: без телевизора, радио, встреч с чужими людьми… Настроился, сохраняю равновесие – день, второй… Присоединяюсь к настроению новеллы – вхожу в него и осматриваюсь…

Готовя омлет, вдруг оказываюсь в развязке моей новеллы; за вторым кофе понимаю, как все началось; уже в постели, засыпая, переживаю центральный эпитет… В состоянии гармонии мне надо удержаться до трех-пяти подходов к новелле, пока не дорасту… Сделал!

Снова утро «обычной жизни»… В следующей новелле – опять лезут в текст какие-то уродцы…

Примечание 4

Если бы женщины, с которыми я общаюсь, вдруг узнали, насколько глубоко я их понимаю и чувствую, они бы очень смутились.

Чужая женщина

- Привет!
- Привет, веселая.
- Так, что с тобой?
- Да со мной-то все нормально. Представляешь, ничего не подозревая, вышел из дома к тебе навстречу. Мимо Общества слепых подхожу к Протопоповскому переулку, навстречу — пара. Он смотрит замороженным взглядом неподвижно прямо; она что-то тихо говорит ему снизу вверх. И тут — уж не знаю как! — я оказался в ее состоянии...
- Да что с ней было?
- Не спрашивай. 

Примечание 5

Избранные места из гороскопа рождения автора

«В отличие от большинства людей, вы лучше понимаете темные стороны жизни. Нести людям свет правды, «выводить на чистую воду» — один из важных мотивов вашего поведения. Вы обладаете глубоким, порой сверхъестественным восприятием внутренних побуждений и состояний людей.  

Ваша роль в этой жизни состоит в том, чтобы обратить внимание людей на то, что они не хотят замечать и заставить их признать это. Ваша задача — исследовать, проникать вглубь, постигать все, что окутано тайной и покрыто мраком неизвестности.

Вы очень наблюдательны, необычайно чувствительны и восприимчивы ко всему, что происходит вокруг, поэтому вы придаете значение таким мелочам, которые другие предпочитают не замечать. Способность чувствовать глубоко и страстно — ваше ценное качество, и вы можете открыть другим такие эмоциональные глубины, о существовании которых они не подозревают. Один из ваших методов состоит в том, чтобы помочь разблокировать и выпустить наружу подавленные чувства и эмоции, чтобы человек мог пережить катарсис, очищение.

Вы настроены на женские, иньские энергии, и это — одно из ваших самых ценных качеств. Оно проявляется как особая эмоциональная чувствительность, способность сопереживать, считывать чужие мысли и эмоции, сочувствовать и понимать, что волнует других людей, восприимчивость, доброта и мягкость. Поскольку вы умеете ценить женщин (и порой склонны их идеализировать), вы можете притягивать «добрых фей», т.е. женщин, которые хотят вам помочь и готовы вас поддержать на самых разных уровнях.

В этой жизни, если в душе у вас царит полная гармония, а именно, когда нет дуализма тела и ума, когда вы преданы идее служения Богу и имеете терпение, то перед вами откроются возможности вносить святость во все, что вы делаете. Пишите обо всем, к чему вы пришли! Это могло бы принести огромную пользу многим, очень многим людям!». 

Примечание 6

Манифест журнала «Женщина Москва»

Женщины по праву рождения обладают уникальным эмоциональным интеллектом. Он – незаменимый помощник в установлении мгновенных и часто верных связей между фактами, разделенными во времени и пространстве. Особенно в чувствовании людей, но также и событий общественной жизни. Однако пользоваться им кроме как в быту женщины не спешат. 

Я – мужчина – почему-то сверх мужской меры так же одарен эмоциональным интеллектом и вот вместе с женщинами, пытаясь поддержать их, пробую применять его в полной мере, чтобы понять истинную суть происходящих событий. Ведь, открывая каждую малую тайну, человек решительно приближается к открытию тайны Мироздания…

Приложение А

Лучшие комментарии

Приложении Б

Тексты, которые помогут женщине раскрыть свой талант 

Приложение В. 

Организации и исследователи, участвующие в проекте.


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.
Наверх